История полевой кухни

Published in Наши новости

До начала XVIII века в Российской Империи не было регулярной армии, службу несли наемные солдаты, которые сами заботились о своем пропитании. Еду служивые покупали на свои деньги у местного населения. Поэтому половина войска вечно было полуголодной, частыми были случаи грабежа. Все изменилось в 1700 году, когда царь Петр Первый издал специальный указ – «О заведовании всех хлебных запасов ратных людей Окольничему Языкову, с наименованием его по сей части Генерал-Провиантом». Так появился первый военный снабженец. 
И спустя всего пять лет была строго упорядочена вся система: были определены нормативы питания для солдат по рангам – низших и высших чинов. Так обычный солдат имел право получать ежемесячно или 30 килограммов муки, или 37 килограммов хлеба, или почти 23 килограмма сухарей, в то же время солдату давали гречневую или овсяную крупу – три килограмма, а также деньги на мясо и соль. Причем царский указ также регулировал особые цены для военных – торговцы не имели право требовать со служивых сумму, большую указанной в царском документе. Интересно, что выше названные нормы Петр Первый сначала испробовал на себе. Целый месяц царь питался как обычный солдат!
А вот первые военные повара появились в расположении запорожских казаков. Изолированное проживание мужчин в Запорожской сечи просто вынуждало их на учреждение такой должности. Война-войной, а кушать хочется всегда! Борщ с пампушками, вареники с творогом, конечно, эти повара каждый день не выготавливали, а вот каши было в избытке. Каждый запорожский курень состоял из 150 солдат, на которых полагался один повар и несколько поварят. Еду готовили в специальных медных котлах, а к столу звали, ударяя по котлу металлическими палками.

В 1896 году в Российской Империи был объявлен конкурс на изобретение походной кухни. Изобретателям необходимо было сконструировать две кухни: пехотно-артиллерийскую на четыре колеса и кавалерийскую двухколесную. Всего в итоге было представлено 15 различных образцов, признание получила кухня фирмы «Крыштовъ, Брунъ и С-нъ», которую впоследствии рекомендовали войскам. Поэтому во времена Русско-японской войны полевая кухня изменилась в лучшую сторону. Но в войсках была представлена кухня Антона Турчановича, которую официальной называли «универсальный переносной очаг». В этой кухне на открытом воздухе всего за четыре часа повара готовили кашу, борщ и чай в количестве достаточном, чтобы накормить 250 человек. Она имела два котла, каждый из которых был снабжен самостоятельной топкой. В одном котле повара готовили первые блюда, во втором – вторые. Причем второй котел даже имел специальную «масляную рубашку», чтобы каша не пригорала. Вода в такой кухне закипала за 40 минут, обед из двух блюд готовился за три часа, а ужин – за полтора. Вскоре патент на подобную кухню приобрели все войска мира. Были еще известны кухни Маргушина, Крыштофа, общества Путиловских заводов, но все же самой популярной была кухня Турчановича. 
В начале Второй мировой войны к питанию солдат отнеслись еще более серьезно. Для войск Красной армии были созданы новые нормативы, а также ведомственные структуры, заведующие продуктовыми складами, кухнями и отвечающие за поставки продовольствия. Еде и медобслуживанию войска во время войны уделялось особое внимание, так как и значимость их в это время была особенная. К слову, в 1943 году для поощрения военных поваров были даже учреждены специальные медали – «Отличный повар» и «Отличный пекарь». Награждали поваров командиры полков и соединений, а основание для награды было буквально следующим: «за отличное приготовление вкусной, разнообразной пищи в боевой обстановке, быстрой доставки горячей пищи и чая бойцам, использования местных источников витаминов и зелени». Кстати, за время Великой Отечественной войны эти медали получило около 33 тысяч военных поваров.

Read more...

Полевая кухня с диверсантами

Published in Наши новости

Рассказ - быль...
Да, не просты русские мужики, какими бы неказистыми они с виду не казались.

В начале Великой Отечественной войны на фронт попал колхозник-сибиряк не совсем призывного возраста, лет эдак около шестидесяти. Тогда в военную мясорубку пополнение слали со всех сторон. Только бы продержаться. В его документах значилось, что нигде никогда не служил, военной специальности не имеет.

Поскольку был деревенский, определили его возницей при полевой кухне. Раз крестьянин, значит с лошадьми точно управиться. Выдали старинную трехлинейку времен гражданской войны и подсумок с патронами. Принялся наш пенсионер доставлять жратву на передовую. Работа несложная, но очень ответственная, ибо голодный солдат – не солдат. Война - войной, а обед должен прибыть по расписанию.

Конечно, случались и опоздания. А попробуйте не опоздать под бомбардировкой! Уж лучше кашу, пусть и холодную, но в целости и сохранности довезти, чем подбирать с земли горячую жижу из разбомбленной полевой кухни. Так он проездил где-то месяц. Однажды, как обычно, поехал возница в очередной рейс. Сначала завез обед в штаб, а потом и на передовую потрусили со своей сивкой-буркой. Ехать от штаба до окопов было минут тридцать. По рации на передовую сообщили:

- Порядок, кухня выехала. Ждите! Ложки готовьте.

Солдаты ждут час, второй, третий. Забеспокоились! На дороге тихо. Бомбежки рядом не слыхать, а кухни нет! Звонок в штаб. Связист отвечает:

- Не возвращались!

Послали трех бойцов по маршруту следования кухни. Проверить, что случилось. Спустя некоторое время солдаты наблюдают следующий пейзаж. На дороге лежит убитая лошадь, рядом стоит простреленная в нескольких местах кухня. На колесо кухни присел пожилой мужик и курит.

А у его ног сложены семь немецких трупов в защитных маскхалатах. Все убитые - здоровущие мужики, отлично экипированные. Видать, диверсанты. К штабу подбирались, не иначе. Солдаты глаза таращат:

- Кто это сделал?

-Я, - спокойно отвечает пожилой нестроевик.

- Как тебе удалось? – не верит старший группы.

- Однако, вот из этой берданы всех и пострелял, - возница предъявляет свое антикварное ружо.

Отослали гонца в штаб, начали разбираться. Оказался нестроевой пенсионер потомственным охотником-сибиряком. Из тех, кто реально белке в глаз попадает. Пока месяц на передовую ездил, свою винтовку от неча делать хорошенько пристрелял. Когда напали, укрылся за повозкой и положил всю диверсионную группу из своего бердана.

А немцы особо и не таились, перли дуриком прямо на кухню. Проголодались? Или может, у возницы дорогу до штаба уточнить хотели? Совсем не ожидали, что хилый русский дедуля их одного за другим носом в пыль ткнет. Не знали фрицы русской пословицы «Воюй не числом, а умением!».

Наградили потом пенсионера медалькой и в снайперы перевели. Дошел до Праги, где после ранения был комиссован. После войны потом эту историю своим внукам рассказывал, объяснял, за что его в первый раз наградили. А уж мы эту быль Вам, как сумели и пересказали.

Read more...
Subscribe to this RSS feed